Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Thursday 04 August 2011 - 09:59:08

Надвигающаяся буря
Не будет преувеличением сказать, что, со времен обмена Уэйна Гретцки в Лос-Анжелес в 1988 году, НХЛ упускала почти каждую возможность для роста, которая возникала на ее пути. Неспособность адаптировать свою бизнес-модель к изменяющимся условиям, жесткое сопротивление переменам изнутри, процесс расширения лиги с его быстрыми деньгами, система распределения игроков, которая так никогда и не заработала согласно задуманному, сокрушительные долги от новых арен, презрение к собственной рабочей силе – какую проблему ни назовите, НХЛ нашла способ обернуть ее против своих интересов.

Но, без вопросов, ключевым провалом за пятнадцать лет с момента сделки Гретцки стала политика НХЛ, позволявшая людям, обученным как игроки и бойцы, принимать на себя ответственность за расходование денег владельцев. (По иронии, Гретцки стал одним из хоккейных продуктов у менеджмента, пытавшегося продавать этот вид спорта в неблагоприятной среде.) Опора на внутреннюю хоккейную культуру была тотальной. Даже владельцы, которые подписывают чеки, не могут преодолеть в себе соблазн бессмертного оскорбления: «А сколько матчей ты сыграл в НХЛ?» Как нехоккейный человек, Гэри Беттмэн знает, что его мнение имеет маленький (или вообще нулевой) вес во внутреннем святилище хоккея по таким вопросам как поощрение мастерства или предупреждение травм и насилия.
Бейсбольный статистик Ворос МакКрэкен, который работал на Boston Red Sox, зафиксировал в своей интернет-статье несгибаемое сопротивление переменам во многих видах спорта. «Проблема с главной лигой бейсбола заключается в том, что она – само себя населяющее учреждение. Знание в нем институциализировано. Те люди в ней, которые не являются бейсболистами, являются бывшими бейсболистами. В стремлении к самозащите они не выстроили структуру (организации) по корпоративным принципам. У них нет механизма для внедрения хорошего и избавления от плохого. Они либо все сохраняют, либо все выбрасывают, причем последнее делают редко».
Замените слово бейсбол словом хоккей, и вот вам портрет НХЛ – лиги, которая хочет меняться, но отказывается доверять кому-либо извне, не из «семьи».
Как подчеркивает Майк Льюис в своей книге Moneyball (Деньгобол), институциональная подозрительность к посторонним означает, что виды спорта обычно управляются по капризам менеджеров и скаутов, большинство из которых – бывшие игроки, которые придерживаются устаревших методов. «В каком ином бизнесе вы отдаете судьбу организации среднему менеджеру?» - цитирует Льюис бывшего генменеджера Oakland A’s Сэнди Олдерсона. НХЛ тоже была пленницей менеджеров среднего звена, представленного такими людьми, как Майк Милбери, Джим Разерфорд и Бобби Кларк, большинство из которых являются питомцами хоккейного монастыря. Принимая краткосрочные решения, основывающиеся более на инстинкте, чем на исследованиях, они убивают таланты, выбранные на драфте, назначают неумеренную стоимость старшим, более дорогим хоккеистам, в то время как менее дорогие варианты могли бы срабатывать почти так же, и, вообще, сопротивляются принятию советов из-за пределов своего тесного круга.
Подпитываемая избыточными деньгами и спесью, система ковыляла своим бессистемным образом в течение 15 лет. Но это – максимум, в течение которого реальности возможно избегать. С наступлением лета 2003 года кутеж и транжирство прошедшего десятилетия отправили многие клубы на финансовую реабилитацию. Почти каждый владелец и генеральный менеджер в списке быстрого набора в телефоне Беттмэна вдруг стал обещать выполнить двенадцать шагов к достижению чистого бухгалтерского баланса. Владелец Далласа Том Хикс, выведший своих Звезд за рынок, высказался за всех, когда объявил, что его клуб срежет 66-миллионную зарплатную ведомость после шокирующего вылета от Анахайма. В доказательство он выставил 5-миллионного центра Пьера Тюржона на драфт отказов и выпустил защитника Дериана Хэтчера на свободно-агентские хлеба. Всего через несколько недель после проигрыша в финале Кубка Стэнли Могучие Утки поразили НХЛ, не выбрав опцион по контракту Пола Карийи и отпустив Эдама Оутса, так же, свободным агентом. Детройт позволил своему звездному форварду Сергею Федорову уйти в свободные агенты, когда это русский отклонил четырехлетнюю сделку на 40 миллионов. Кёртис Джозеф, которого с жаром добивался Детройт в предыдущее лето, вдруг стал в городе моторов аутсайдером, когда Доминик Хашек объявил о своем намерении вернуться на лед; не нашлось немедленного покупателя на Джозефа с 8-миллионным ценником после поражения Красных Крыльев от Уток в первом раунде. Сент-Луис облегчил свою зарплатную ведомость, продав Кори Стилмэна, Валерия Буре и Тайсона Нэша и дав каждому понять, что Даг Уэйт и Павол Демитра могут достаться задешево. По всей НХЛ звездные игроки от Брайана Литча и Марка Мессье до Тему Селянне обнаружили, что они выброшены на свободный рынок. Стало также широко известно, что Вашингтон расстался бы с 11-миллионной звездой Яромиром Ягром в пользу любого, кто примет его раздутый контракт.
Ужесточение было очевидно и по другим моментам. Питтсбург объявил о том, что снижает цены на билеты, Детройт и Даллас заявили, что будут сдерживать увеличение билетных цен в течение сезона 2003-2004. Но, вероятно, самый сильный индикатор перемен обнаружился 1 июля 2003 года - в день, с которого неограниченно свободные агенты могли предлагать себя всем претендентам. Ровно через год после того, как Бобби Холик, Билл Герин и Роберт Ланг заключили огромные сделки в День Канады-2003, были объявлены всего два маленьких подписания – Джеффа Хэккетта и Скотта Никкола. Казалось, ледниковый век начал опускаться на мощную крепость АИ НХЛ, в преддверии истечения коллективного соглашения в 2004 году.
(Не все сократили свои расходы: Колорадо скрепил чернилами подписание клиентов Дона Бэйзли Карийи и Селяне в качестве свободных агентов – при этом Карийя согласился на всего 1,2 миллиона – в то время как Детройт отхватил у Звезд Дериана Хэтчера на пять лет за 30 миллионов. Каролина выплатила часто травмирующемуся работяге Глену Уэсли 2,7 миллиона, чтобы он вернулся к Ураганам.)
Внезапное отрезвление владельцев имело много причин, и, наверное, из них не было более вынуждающей, чем судьба, выпавшая на долю клубов НХЛ с большими бюджетами во время плэй-офф 2003 года. Преобладающее мнение диктовало, что для выигрыша Кубка Стэнли вам нужны дорогие звезды. Правда, вы могли иметь внушительную зарплатную ведомость и, все равно, проигрывать, но выиграть с недорогой командой вы не могли. Статистика говорила четко: со времен двух подряд побед Pittsburgh Penguins (в 1991 и 1992 годах) в лиге доминировали клубы с большими зарплатными ведомостями. Детройт выиграл три Кубка, Колорадо – два, Даллас, Рейнджеры и Монреаль (благополучный в 1993 г.) по одному. Только Нью-Джёрзи, с зарплатной ведомостью среднего размера, казалось, бросал вызов судьбе, выиграв трижды. Ни одна команда с малой зарплатной ведомостью – Эдмонтон, Калгари, Островитяне, Тампа – не выгравировали свои имена на Кубке. Такие клубы как Каролина и Баффало сумели-таки проскользнуть в финалы, верхом на горячем вратаре, но на кубок их не хватило.
Хозяева, президенты и генменеджеры клубов осуждали высокие зарплаты хоккеистов, но на следующем же выдохе оправдывали выплаты больших денег, подчеркивая лишь свое стремление показать, что они верны идее выигрывать. Немногие болельщики любого победившего города жаловались по поводу больших зарплат своих героев, когда те пили шампанское из Кубка. Но все это изменилось в 2003 году. Рейнджеры (69,1 миллиона), Монреаль (48,6 миллиона), Сан-Хосе (47,7 миллиона) и Чикаго (44,5 миллиона) – все они не смогли пробиться в плэйофф. Далее, за две короткие недели Голиафы НХЛ рухнули от рук малорыночных Давидов. Последовательно Анахайм (39 миллионов) выбил Детройт (69 миллионов) и затем Даллас (61,6 миллиона). Могучий Колорадо (60,1 миллиона) был потрясен Миннесотой (20,5 миллиона) в первом раунде. Сент-Луис (63 миллиона) был выбит в первом раунде Ванкувером (32 миллиона). Ну, и, в довесок, Уайлды сбили высоко паривших Кануков, реализовав самый смелый из прогнозов финала Запада – Миннесота и Анахайм. Торонто (59 миллионов) был опрокинут в первом раунде, равно как и Столичные (50,6 миллиона), которых вышибла Тампа (28,9 миллиона).
Широко распространившееся разрушение формулы «Высокая Зарплата = Кубок Стэнли» потрясло систему понятий менеджмента НХЛ. Многие клубы, выбитые в первом же раунде, оказались перед необходимостью оплачивать огромные зарплатные ведомости при небольших или вообще никаких доходах от матчей плэй-офф вследствие их раннего выбытия. При том, что четыре раунда матчей навылет приносят до 15 миллионов долларов одному клубу, неудачники первого круга (и клубы, не вышедшие в плэй-офф) увидели перед собой сокрушительные счета – счета, которые могли быть оплачены только усечением больших зарплат и больших имен из составов таких клубов, как Рейнджеры, Кленовые Листья, Красные Крылья, Короли и др. Но покупателей, желающих принять бремя размером в 11 миллионов за Ягра или Кита Ткачака, 10 миллионов за Павла Буре, 8,5 миллионов за Дага Уэйта, 7,2 миллиона за Зиги Палффи, 6 миллионов за Оуэна Нолана или Пьера Тюржона, 5,8 миллиона за Тони Амонте или 5,2 миллиона за Мартена Лапуанта, было немного. Про этих хоккеистов – плюс Эрик Линдрос, Петер Недвед, Люк Робитай и Роман Хармлик – говорили, что они доступны любому клубу, имеющему аппетит на крупные зарплаты по долгосрочным контрактам.
Вторая отрезвляющая для НХЛ весть пришла в виде слабых телевизионных рейтингов матчей плэй-офф – и это накануне переговоров о новом контракте с телевизионными сетями в США. Матчи затягивались все дольше и дольше – по три овертайма в некоторых случаях – но болельщикам, смотревшим матчи дома, это нравилось все меньше и меньше. Серия между удивившими Могучими Утками и Дьяволами из Нью-Джёрзи имела самые низкие рейтинги из всех финалов на недавней памяти. СВС сообщила об аналогичном падении интереса к Hockey Night in Canada. Хоккеисты присоединялись к мнению Бретта Хала и Джереми Рёника, обвинявших показываемый продукт в этом падении интереса. Ветеран Детройта центральный нападающий Игорь Ларионов, игравший еще в великих советских командах, заявил, что он полностью пропустил эти трансляции. «Я не смотрел ни один из этих матчей, потому что я знаю, какой там хоккей», - сказал он Тони Гэллахеру из ванкуверской газеты Province. «Конечно, для Миннесоты и Анахаймы это здорово, потому что они делают для своих франшиз героические шаги, но этот хоккей – ужасен».
Легенда Зала Славы Ги Ляфлер быо аналогично не впечатлен играми Команды «Утопи» (Дьяволы) против Команды «Выруби» (Утки). «Мы не выбрасывали шайбу просто так, как это делают сегодня», - сказал Ляфлер. «Есть большая разница, когда смотришь на команду, которая контролирует шайбу вместо того, чтобы вставать на красной линии и топить игру».
«Лига просто слишком ориентирована на тренеров», - сказал бывший исполнительный продюсер телепередачи Hockey Night in Canada Джон Шэннон, ныне возглавляющий цифровой телевизионный канал клуба Toronto Maple Leafs. «Мы видим сегодня на льду отражение тренеров, не игроков. Осторожный хоккей не продается. Мы все хотим видеть зажигательный хоккей с острыми моментами и голами. Вот почему Кануки – команда, доставляющая удовольствие и поднявшая рейтинги в этом сезоне. Их интересно смотреть – даже если они проигрывают 3-7, это увлекательно». Шэннон говорит, что Кануки – исключение. «Мы не говорим о Марианне Хосе или Уэйде Реддене в Оттаве, мы говорим о Жаке Мартэне. Мы не говорим о Поле Карийе, мы говорим о Майке Бэбкоке в Анахайме. Слишком много внимания на тренерах и на том, как они управляют всеми событиями на льду.»
«Кто-то мне однажды сказал», - добавляет Шэннон, чьи зарплатные чеки поступают из клуба НХЛ, - «что хоккей – это инстинктивная игра. А инстинкту научить невозможно. Как только научаешь хоккеистов думать, они потеряны. Думаю, именно это, отчасти, и произошло».
Есть и другие причины того, что пострадали рейтинги. «Я не удивлен, что у вас рейтинг сравнивается с рейтингом гольфа, который показывают в субботу днём», - говорит ветеран телепродюсер Ральф Мелланбю. «Очень тяжело добиться хороших цифр от передач в отрезки времени вне прайм-тайма. Им, по-прежнему, следует рассмотреть то, что наш комитет предлагал год назад, чтобы вернуть интерес к игре. Почему не ввести серию буллитов по окончании ничейных матчей кругового турнира? Кому нужны еще пять минут игры? Серия буллитов – самый захватывающий элемент хоккея, и, в любом случае, никто не понимает эти овертаймовые ничьи в таблице. Посмотрите на Матч Всех Звезд: они все, стоя у лавки, смотрели буллиты, до конца.
Игрокам они тоже нравятся. Я вам вот что скажу. Из того, что я услышал от (моего сына) Скотта (Мелланбю, из Блюзменов), хоккеисты не будут противиться, если лига попытается вернуть интерес к игре. Они ведь, как болельщики – хотят, чтобы было интересно».
Накануне переговоров по телевизионным контрактам эта неудовлетворенность ледовым продуктом была тяжелой новостью для НХЛ. Таким же был и рынок телевизионных сетей, иссыхавший в стесненных экономических условиях после 11 сентября. НФЛ решила не реализовывать опцион о заключении нового контракта взамен 17,6-миллиардной сделки с каналами Fox, ABC, CBS и ESPN, надеясь на лучший рынок через год-два. Не все считали, что он наступит. «С ростом аппетита на лиги становится все более очевидно, что крупные телекомпании не могут выдерживать такую плату за право показа», - говорит бывший вице-президент CBS Sports Джэй Роузенстейн.
Низкие рейтинги и вялая экономика – плохие новости для бизнеса, который хочет, чтобы ему платили как большим парням от спортивного производства, накануне возможной забастовочной остановки в 2004 году. Многие отраслевые аналитики говорили, что НХЛ повезет, если она добьется 600-миллионной сделки с ABC/ESPN. «Времена, когда сети платили все возрастающую плату за права показа, закончились», - сказал президент CBS Лес Мунвз агентству Bloomberg News.
Комиссар Беттмэн не дал ни намека на какую-либо ценовую определенность, когда во время финала его интервьюировал Рон МакЛин из CBS TV. На просьбу прокомментировать формулу Бернстейна из Sports Business Journal, Беттмэн в стиле чечетки ушел от конкретики. «Я не собираюсь комментировать другие системы», - сказал Беттмэн. «Людям легко рассуждать о вещах, которые они, в действительности, не знают. Нам, в моем понимании, нужна система, которая увязывает доходы и расходы таким образом, чтобы все наши франшизы были здоровыми и конкурентоспособными. Очень просто. Я не говорил, что этого легко добиться, и нам придется много поработать с профсоюзом хоккеистов. Но нам нужно, на мой взгляд, что-то очень простое по своей концепции».
Со своей стороны, Боб Гуденау оставался молчаливым, разве что сказал: «Почему нормально, чтобы при достижении коллективного договора игроки отказывались от чего-либо, когда такой отказ не отвечает их интересам, но для хозяев сделать то же самое – ненормально?» Несговорчивость главных протагонистов надвигающейся драмы продолжает распространять страх по всей индустрии. Агенты беспокоятся, что упрямый Гуденау заведет хоккеистов за точку невозврата. Владельцы клубов беспокоятся, что Беттмэн использует подконтрольные голоса своих верных людей (ему нужны всего восемь голосов директоров, чтобы провалить любое решение, с которым он не согласен), таких, как могущественный Джереми Джэйкобз из Бостона, чтобы задушить любое урегулирование. Если Гуденау и Беттмэн не могут сесть вместе за пивом – проверенным и почитаемым хоккейным способом улаживания проблем – каков тогда шанс, что две стороны разрешат экономические загадки, стоящие перед НХЛ?
И все же, летом 2003 года было ощущение, что из-за отсутствия каких-либо действий осенью 2004 года потерять можно слишком много. При всем желании Беттмэна перехитрить Гуденау и создать новую парадигму для НХЛ, он должен сбалансировать это желание против необходимости договориться о новом контракте с американскими телекомпаниями, огромных расходов на содержание арен, нестабильной стоимости франшиз, гарантированных контрактов и общества, которое не забыло локаут 1994-95 г.г. Гуденау, также, находился перед лицом враждебно настроенной общественности и многих хоккеистов, которые не желали резать курицу, несущую золотые яйца зарплат.
Хотя, несомненно, будет много темных дней и беспокойных моментов, ведущих к 15 сентября 2004 года, единственное правдоподобное заключение состоит в том, что изнурительные переговоры завершились в последнюю минуту. Звезда Calgary Flames Джэром Игинла озвучил мысли многих хоккеистов летом 2003 года. «Я думаю, договориться можно», - сказал лауреат приза им. Арта Росса 2002 года. «Я думаю, есть вещи, которые необходимо обговорить и порешать, конечно. Но я с оптимизмом жду, что, после окончания сезона, мы будем готовиться играть в следующем сезоне, когда дело дойдет до этого.» В 2002 году Главная Лига Бейсбола заглянула в ту же самую пропасть и в последний момент отпрянула от нее. НХЛ должна была тоже. Если нет, она рисковала подорвать богатые 90-летние традиции, нанеся культурной иконе Канады - ущерб, а обеим сторонам - пятна, которые будет трудно смыть.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://hksalavat.ru/news.php?extend.1199 )