Loading color scheme

«У нас все играют с шайбой, а в Америке бегут, бросают». Интервью с русским новичком НХЛ

image

Кирилл Марченко — один из редких русских новичков, который прорвался в основу клуба НХЛ и сразу стал делать разницу. Долгое время российская хоккейная общественность не понимала, почему Кирилл, который разрывал на уровне АХЛ, не поднимался в основу: однако сейчас Марченко замечательно играет в «Коламбусе» и уже отметился хет-триком в ворота «Каролины».

Вчера Марченко дал специальную пресс-конференцию для представителей ведущих спортивных СМИ России и ответил на все вопросы, не уйдя от ответа ни на один.

«После дубля партнёры стали говорить: «Бросай, не делай пас»

— Пока живёшь в гостинице, а не в квартире?— Пока двусторонний контракт, вероятность поездки в Кливленд есть всегда. Пытаюсь показывать своей игрой, что ехать туда не надо, но в целом есть определённые правила, что надо подождать два месяца и только после этого можно снимать квартиру, второй месяц сейчас подходит к концу.

— Как ты оценивал сезон до того, как пробился в основу?— Когда приехал в Америку и вышел в тренировочном лагере на лёд, понимал, что это совершенно иной уровень, здесь надо много работать, бежать. Я сыграл вроде бы неплохо все игры, но это был не мой максимальный уровень, понимаю, почему меня отправили в АХЛ — чтобы дать мне больше времени для адаптации под этот хоккей.

Я месяц провёл в АХЛ, может, чуть больше, мне это помогло на самом деле неплохо, нашёл свою игру и буквально через месяц был готов ехать наверх. Меня подняли, дали шанс, и всё складывается удачно, но в начале было непросто, так скажем, были эмоции двоякие. Я фокусировался на работе и понимал, что главная задача — становиться лучше с каждым днём.

— Как получается, что статистика 9+0 — без передач?— Даже не знаю, вроде отдаю пасы, не так много, как хотелось, но какие-то моменты всё равно создаю, однако с передачами не везёт. Я уже сам смеюсь над этой темой с ребятами, что где-то вратарь сейв классный сделает или на пустые ворота промажут.

image«Адский игрок!» Русский новичок НХЛ оформил хет-трик, разорвав оборону лидера лиги!

— В моменте с хет-триком ты после быстрого дубля стал бросать по воротам из любых ситуаций?— Я забил две быстрые шайбы, и мне все ребята сказали: «Бросай, вообще не смотри пас». Я думаю: ну раз все говорят, надо бросать. В следующий момент отдаю пас вместо броска, думаю: «Ë-мае» — и не забиваем. Сложилось здорово, как во сне, бросок на третий гол был не лучший, но хороший скрин, вратарь не видел.

image

Кирилл Марченко

Фото: Paul Vernon/AP Photo/ТАСС

— Какое впечатление произвёл Коламбус? Всё-таки многие звёзды из него уезжают.— Многие об этом говорили, но когда я сюда приехал, не понял почему. Лично меня и жену город полностью устраивает, здесь есть всё, что нужно, и для жизни, и для отдыха, есть чем заняться в выходной день. Чистый новый город, нам всё нравится, никаких вопросов нет. Даже IKEA есть.

— Насколько помогли адаптироваться Гавриков и Чинахов? — Чинахов сам ещё молодой, но помог в моментах больше Гавриков, потому что он здесь всем русским помогает. Они сыграли большую роль, подсказали в нюансах и мелочах.

«У нас все команды сохраняют шайбу, а тут бегают туда-обратно»

— Насколько сложно перестроиться на скорости и темп НХЛ после АХЛ?— Было вообще сложно перестроиться на североамериканский хоккей, потому что он другой. Для меня половину месяца заняла перестройка под местный хоккей. В АХЛ хорошие скорости, быстрая и классная игра, в НХЛ ребята не бегут быстрее, может быть, передачи быстрее, и играют люди правильнее, поэтому кажется ещё быстрее. В НХЛ понадобилось игр 10, чтобы чувствовать себя раскрепощённым.

— Какую команду КХЛ можно назвать самой североамериканской?— Не могу сравнивать, потому что у нас менталитет другой в плане хоккея. Мы любим больше играть с шайбой, сохранять её, играть в позиционные атаки — мне нравится, это интересно. Здесь все бегут, все бросают, приходится бегать туда-обратно — а в России мы приехали в одну зону, закрепились, потом поехали обратно. У нас все команды хорошо сохраняют шайбу и любят подержать её в чужой зоне, здесь — больше забросов, давления, работы без шайбы, к этому надо было привыкать.

— Каково было приезжать в НХЛ из Высшей лиги?— В КХЛ я провёл три сезона, только на последний этап сезона в прошлом году поехал играть в ВХЛ. Отсрочило ли это мой переход, не очень хочу рассуждать, получилось так, как получилось, сейчас я в НХЛ, и меня это радует. Когда ты попадаешь в место, где меньше давления, раскрываешься больше. Много положительного мне дал СКА, играл достаточно неплохо, а в последнем сезоне из-за физической формы посчитали, что не был готов играть концовку чемпионата, поэтому отыграл в ВХЛ. Думаю, это не сказалось на моих игровых качествах и сильных сторонах, играть я всегда рад и готов.

image

Кирилл Марченко в составе СКА

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Как появился вариант, что в лагере развития ты жил у Фёдора Тютина?— Феде большое спасибо, он помог на этом этапе очень сильно и очень много и мне, и жене Вике. Мы приехали и ничего не знали, я сразу позвонил Гаврикову, он помог, договорился по квартире, потом я познакомился с Тютиным, он сказал: «Не парься, приезжай ко мне». И я прожил там полтора месяца. Это было интересное время, я ему благодарен, потому что ничего не знал, а он взял меня под крыло и помог, даже возил на тренировки.

— Почему сменил агента с Марка Гандлера на Дэна Мильштейна?— Хочу сказать спасибо Марку и его команде, которая помогала мне здесь адаптироваться. Я принял такое решение, потому что посчитал, что это будет лучше для меня и моей семьи. Меня больше волнует вопрос быта, чтобы я мог довериться человеку, и Дэну я могу довериться. Контракт будет зависеть от того, что буду показывать на льду.

— Гавриков — один из главных авторитетов в команде?— Думаю, да, он всегда на позитиве, поможет и поддержит любого человека, независимо от национальности. Если кто-то заболел, то он ему первым что-нибудь привезёт. У него есть лидерские качества, все в команде к нему относятся с респектом.

— Ужин новичка был?— Я пришел из АХЛ и сразу попал на ужин новичка, поэтому буду платить в следующем году. Тут такая система. Егор Чинахов пропускает это мероприятие второй раз за два сезона, в следующем году я буду не один, и это не радует. У него это было не специально, из-за микротравм.

Мы выполняли веселые конкурсы. Не знаю даже, стоит об этом рассказывать или нет. На улице надо надеть костюмы, сфотографироваться с кем-то, с собакой, например. Ничего обидного тут нет, всё в рамках адекватного, это больше смешное. Придумывают сами игроки.

«Годро очень добрый и отзывчивый человек»

— Как в команде относятся к последнему месту на Востоке?— Здесь такая лига, сколько бы игр я ни сыграл, понимаю, что каждый матч может сложиться по-разному. Конечно, есть «Бостон», у которого классный сезон, но мы можем выйти против них и сыграть свою хорошую игру, как мы выиграли у второй команды лиги, «Каролины». В нашей команде не обращают внимание на это, в сезоне 82 игры, и мы готовимся к следующему матчу, задача показать максимум в каждой игре.

— Как тебе играется с Кентом Джонсоном? Вас хвалил Трент Фогельхубер, главный тренер фарм-клуба.— Хочу сказать спасибо Тренту, он помог мне быстрее адаптироваться и понять игру, когда я был в АХЛ, подсказывал все нюансы и показывал видео. С Кентом весело играть, это очень креативный и специфичный игрок, он не сделает стандартного действия, от него можно ждать чего угодно. Когда забивал первый гол в НХЛ, он отдал пас, которого я не ждал.

image«Я не понимал, что происходит». Канадец подарил русскому таланту первый гол в НХЛ

— Нет впечатления, что вы с Чинаховым можете перекрыть место друг другу в составе? — С моей стороны, точно нет, не думаю, что оно есть у Егора. Мы хорошие друзья, классно друг к другу относимся. У него сейчас травма, он должен выйти на следующей неделе, хочу, чтобы он вышел — больше русских игроков в команде, можно поговорить, веселее будет с ним. Я рад с ним играть в одном звене.

image

Кирилл Марченко и Коул Силлинджер

Фото: Chris O'Meara/AP Photo/ТАСС

— Главная звезда «Коламбуса» — Джонни Годро. Какой он в жизни и на тренировках?— Это очень добрый и отзывчивый человек, он всегда извинится, всегда поддержит, нет такого, что он косо посмотрит. Меня приятно это удивило, в большинстве он всегда подскажет; если шайбу потеряет, то скажет: «My bad». Всегда с улыбкой, с позитивом, это достойное качество лидера команды и классного игрока.

— «Коламбус» в начале сезона накрыла лавина травм, как команда реагировала на это?— Я в то время был ещё в АХЛ, немножко не повезло с травмами, то ли 10, то ли 11 игроков основы на травмах в какой-то момент было. Это шанс для молодых ребят, таких, как я, чтобы показать, что мы тоже можем здесь играть. У кого-то получилось, у кого-то нет, это был тяжёлый этап, сейчас вроде ребята с травмами выходят, и состав больше приближен к началу сезона, мы должны набирать обороты.

— В матче с «Каролиной» ты забил два гола после удалений Свечникова. Шутили ли вы потом про «барнаульское дерби», вы даже в одном звене вроде бы играли?— Не помню, играли ли мы со Свечниковым в одном звене, в одной команде точно играли. Посмеялись после игры, он сказал, что я наказал его за какие-то ошибки, однако это было больше в шутку, мы с ним в хороших отношениях. Классно с ним поговорили, было приятно и пообщаться, и поиграть против Андрея. Следующую игру они выиграли у нас, 3:1, если не ошибаюсь.

Так сложилось, что я забил два гола, когда он удалился, а потом он дал мне вылезти на ворота. Наверное, какая-то барнаульская солидарность. Это просто стечение обстоятельств, так повезло, но это скорее повод для смеха и шуток.

«Надо накопить комфортную сумму, чтобы жить летом без зарплаты»

— Как работаешь с Брэдом Ларсеном? Говорят, что это ученик Боба Хартли, он у него играл и стажировался.— В НХЛ всё немного по-другому, если ты профессионал, все знают, кто и что делает. Для меня было важно показать свою игру, и он мне помог, показывал на видео, где я сыграл правильно или нет, что нужно убрать. Нет такого, что мы говорим по три часа, как друзья, он что-то подскажет, и мне этого хватает.

— Как отличается подход Ларсена и, например, Романа Ротенберга?— Здесь тренировок очень мало, у нас одни игры. Здесь подход в плане ошибок легче и проще, потому что здесь 82 игры, тренер говорит всегда спокойно, показывает какие-то нюансы, над которыми нужно работать. Если ошибка, то могут посадить, но это бывает редко, идёт какой-то диалог, говорят, в чём нужно добавить. Они всегда говорят, что нужно получать удовольствие от игры, это приятно слышать, это успокаивает.

— Легко ли относишься к деньгам, думаешь ли, куда инвестировать, как Панарин?— У меня пока нет таких денег, и книги я пока не читаю, но стараюсь потреблять ровно. У меня есть границы, я понимаю, что у нас зарплата платится восемь месяцев, и четыре месяца надо жить без зарплаты. Нужно накопить какую-то сумму, чтобы можно было комфортно прожить лето и хорошо потренироваться, это первое, о чём я думаю.

— Твоя жена — дочь генменеджера «Витязя» Игоря Варицкого. Как сложилось знакомство?— Мы познакомились на финале МЧМ-2020 в Остраве, когда проиграли канадцам с 3:1. В тот вечер я познакомился с Викой, которая работала редактором «Матч ТВ», и даже не знал, кто у неё отец. Где-то только месяца через два-три познакомились с Игорем Константиновичем. Он очень хороший мужчина, который иногда помогает мне в хоккейных аспектах.

image

Кирилл Марченко в фарм-клубе «Коламбуса»

Фото: Jonathan Tenca/ZUMA/ТАСС

— Насколько легко было вписаться в быт?— Язык я знал не очень хорошо, но старался больше на нём разговаривать. В АХЛ когда играл, начался ЧМ по футболу, утром проснулся, думаю: «Надо бы обсудить матчи» — а в раздевалке нет ни одного русского, и я понял, что надо говорить на английском. В Кливленде здорово подтянул язык, а здесь могут помочь и Гавриков, и Чинахов, и Даня Тарасов, где-то я расслабляюсь.

— Видел в соцсетях, что ходили на местный спорт, футбол или бейсбол.— Да, Федя Тютин повёл в Кливленде на нормальный футбол, в который играют ногами. Они называют его соккером, я всегда говорю, что это футбол. Посмотрели до 75-й минуты матч, потом игру остановили на полчаса из-за предупреждения о грозе. Интересно, но баскетбол больше нравится, НБА — это была мечта. Подвернулся шанс, когда были в Кливленде, мы играем на одной арене с «Кавальерс», а туда приехали «Селтикс», финалисты прошлого сезона. Было интересно посмотреть, матч ушёл в овертайм, на баскетбол бы ещё раз сходил.

«В Вашингтоне каждый второй в джерси Овечкина»

— Как с вами работают тренеры по развитию?— У нас есть такие тренеры, они подсказывают какие-то нюансы, я понимаю, что не молодой, но и не старый. Я стал уже профессионалом, знаю, что нужно мне и что нужно отработать именно мне. Тренеры спокойно идут на диалог, помогают в этом: я подъезжаю после тренировки, говорю, что мне надо бросить так и так, и они помогают в этом.

— Кто из оппонентов запомнился на льду скиллами или жёсткостью?— Патрик Кейн. Посмотреть на его руки — я понимаю, что надо работать и работать, там человек делает всё с шайбой, не опуская головы. Никита Кучеров меня не то что поразил, я знал, что он в полном порядке, но в первой игре против нас набрал три очка, а во второй — четыре: всё было умно и правильно. Овечкин нам забил гол с ходу, там щелчок такой. Вчера, например, отметил щелчок Романа Йоси, потому что он щёлкнул мне в ногу.

— Много в НХЛ голов с подставления. Вас как-то обучают этому или ты сам лезешь?— Мы с Кузей в шутку разговаривали, что, если не знаешь, что делать, можно приехать на пятак и подождать — когда-нибудь кто-то бросит. Здесь нет такого, чтобы защитник пытался забить с броска, не помню, когда у нас в последний раз защитник щёлкал, это редкость. Броски идут с кистей — и идут акцентированно на подставление, их намного легче подправлять, у тебя есть время для принятия решения. Любой игрок НХЛ может подправить эту шайбу, это не так сложно. Хотелось бы больше таких голов, но он пока один.

— Чувствуется ли в Вашингтоне, что Овечкин — местная рок-звезда?— Не помню, чтобы против него как-то отдельно играли, для меня восторг — играть против него. Когда приехали играть в Вашингтон с «Кэпиталз», то смотришь на трибуны — каждый второй человек в красном джерси Овечкина, это завораживает. Когда объявляют восьмой номер, то вся арена взрывается. Его все знают.

image

Кирилл Марченко в матче с «Вашингтоном»

Фото: Paul Vernon/AP Photo/ТАСС

Мы подстраиваемся, нам говорят: «Стойте с ним, читайте его игру, не давайте ему бросить». Говорят не только про Овечкина, про того же Стэмкоса и ещё пару человек говорят, как играть, потому что если идет бросок, то процентов на 80 будет гол. Наша тактика и схема меняются в тех или иных играх.

— Были ли после хет-трика мысли о «Колдер Трофи»?— Такие мысли появляются, но стараюсь отбрасывать их в сторону, потому что они мешают. Хочется ещё раз пережить эмоции в день хет-трика, хочется ещё раз три забить, это приятно и классно, мне дали как зверю понюхать трофи. О «Колдере» думать и зацикливаться на нём уже не буду.

— Удаётся ли поглядывать за СКА и КХЛ? — Игры не смотрю, но обзоры матчей в YouTube – да. Есть знакомые, которые играют в разных командах, слежу за ними, это интересно для меня, сейчас включу обзор игры ЦСКА — СКА.

— Что смотришь во время перелётов и переездов?— Самое банальное — YouTube, скачиваю в перелёт видео. Читаю книгу, никак не могу её дочитать — Дэн Браун, «Инферно», я даже фильм по её мотивам смотрел, но не до конца. В YouTube смотрю разное видео, про хоккей, машины, что-то абстрактное. Меня тут заставили смотреть про историю, показали канал — ладно, буду смотреть.

Read more https://www.championat.com/hockey/article-4964831-intervyu-s-rossijskim-novichkom-nhl-kirillom-marchenko-kak-dela-u-kirilla-marchenko-v-kolambuse.html

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи.