Loading color scheme

«В игроках пугает лень, глупость и наркотики». Как работают скауты НХЛ

image

Всегда интересно приоткрыть завесу и заглянуть за кулисы работы хоккейных специалистов. Скаутинг – работа специфическая, где многое хранится в тайне, но на Sochi Hockey Open директор «Детройта» по оценке игроков и обладатель Кубка Стэнли-2002 (в качестве игрока) Иржи Фишер рассказал некоторые особенности своей ежедневной рутины.

«Можно стать генменеджером или тренером сразу после карьеры, но это неправильно»

— Я из Чехии, но живу в Детройте. Играл за «Ред Уингз» c 1999 по 2006 год, а затем стал директором по развитию игроков, в то время это было новое направление для клубов НХЛ. Работал с проспектами, вёл их до тех пор, пока они не окажутся в НХЛ. Они могли играть в юниорской лиге, в студенческой команде или в Европе. По сути, я тренировал их один на один, работал с ними над психологией, физической формой, техникой, учил их быть профессионалами.

Три года назад я стал директором по оценке игроков, слежу за всеми свободными агентами в Европе, университетах, за 20-летними игроками в CHL. Это могут быть как задрафтованные, так и незадрафтованные ребята. На игроков CHL после драфта сохраняются два года, на тех, кто выступает в Европе или студенческой лиге — четыре года. Так что следим и за уже задрафтованными, которые могут стать свободными агентами в 23-24 года. Или за игроками, которые уехали в КХЛ или Европу, добились прогресса и хотят вернуться в НХЛ.

— Почему вообще выбрали именно такую работу?— Чтобы остаться в хоккее после завершения карьеры, можно стать либо менеджером, либо тренером, либо агентом, либо журналистом. В работе по развитию игроков важно наладить отношения с ребятами, стать их наставником, чтобы они могли расти.

Если хочешь подняться высоко в менеджменте клуба, стать генеральным менеджером или его помощником, самое важное – понимать, как оценивать игроков. Это не просто просмотр матчей и понимаение, кто хорошо играет, а кто плохо, а более глубокий процесс. Для меня он завязан на философию игры, на том, каких именно игроков ищет клуб. У «Ред Уингз» эта философия очень ясная, особенно теперь, когда в клуб пришёл Стив Айзерман. За последние девять лет он создал очень успешную команду в «Тампе», а сейчас вернулся в «Детройт». Мы с ним уже работали вместе, и я понимаю, какие игроки ему нужны. Но, естественно, это мы держим в тайне. Могу только сказать, что нам нужно становиться лучше, ведь мы не попадали в плей-офф три года подряд.

— То есть вы продвигаетесь наверх шаг за шагом?— Я учусь этому бизнесу. Кому-то после завершения карьеры кажется, что он уже понимает, как быть генеральным менеджером или главным тренером, а через два года его увольняют, и он больше никогда не находит работу. Это неправильный путь. Любой, даже самый успешный игрок, должен учиться быть тренером, агентом, журналистом или менеджером. Скаутинг – часть менеджмента, я должен принимать правильные решения о подписании игроков, потому что команда станет лучше, только если к нам будут приходить лучшие.

— В России это далеко не всегда так.— Я из Чехии, уехал в 17 лет, но вырос при коммунизме и понимаю посткоммунистический менталитет. Всё дело в людях. Есть такие, кто работал ещё в 1980-х и продолжает работать сейчас. Перемены должны начинаться с людей.

— У нас в КХЛ могут легко сделать генменеджером человека, которые не прошёл все ступеньки.— Так же и в Чехии, и в Словакии, в Америке и Швеции такое редкость. Бывает, игроки идут в тренеры сразу после завершения карьеры, но лучшими становятся те, кто сначала был помощником и понял, сколько труда в это вкладывается. Чаще всего надо поработать под началом нескольких специалистов, особенно успешных. Посмотрите резюме Боба Хартли, он становился чемпионом в пяти лигах, и знает, скольких трудов стоит быть тренером, знает, как добиваться успеха на клубном и международном уровне. И он научился этому, работая у других. Сейчас такой тренд, что тренеры каждые два-три года переходят под начало другого главного, меняют города и даже страны. В конечном итоге, неважно, насколько умён человек, если он не разбирается в этом бизнесе лучше остальных. А на это требуется время.

«Несколько ребят из олимпийской сборной могут вырасти в отличных игроков»

— Вы сейчас в Сочи, но в Европе же идёт много турниров. Как вы выбираете, куда ехать?— У каждого скаута свои обязанности. Скауты профессионалов работают по АХЛ и НХЛ, скауты любителей ведут тех, кто выходит на драфт в ближайший год. Почти все из них сейчас на Глинке. И скауты свободных агентов ведут тех, кого можно подписать весной 2020 года, и тех, у кого есть потенциал вырасти в очень хорошего игрока через два-три года. Например, несколько ребят из олимпийской сборной могут стать отличными игроками через пару лет, даже на международном уровне или в НХЛ.

— Можете кого-то назвать? Мне нравятся Кочетков, Романов, Подколзин.— Имён я называть не буду, мы потенциальных проспектов не раскрываем. Вы назвали ребят, права на которых уже принадлежат клубам НХЛ, но я с вами согласен. Ещё Марченко – пик «Коламбуса» — хороший игрок. Тут всё зависит от того, кого клуб собирается подписать, — игрока, который сначала поедет в АХЛ, или того, кто сразу попадёт в основу.

image

Олимпийская сборная России рвёт лидеров КХЛ. Даже канадцы в восхищении

Что происходит на Sochi Hockey Open.

— Вы сами решаете, за какими игроками наблюдать?— Я работаю с региональными скаутами – Николай Вакуров отвечает за Россию, он несколько лет трудился в «Сочи», до этого в ЦСКА, был скаутом «Монреаля», у него богатый опыт. Большинство ребят, которые относятся к категории свободных агентов и не и не выходят на драфт, то есть старше 1999 года. В Швеции я разговариваю с Хэканом Андерссоном, в центральной Европе – с Владимиром Хавлуем, а Антонин Роута — наш скаут по Финляндии. Я разговариваю с ними, узнаю их мнение по каждому свободному агенту, которого мы можем подписать.

— Почему Сочи, а не другой турнир?— Я на этот турнир езжу уже несколько лет. Команды играют по четыре матча, ротируют составы, здесь играет много молодёжи. Ну и мне просто нравится Сочи, красивый город.

— Опишите свой день на этом турнире.— Я приехал накануне — из Детройта через Амстердам и Москву. Постарался немного поспать, но из-за разницы в часовых поясах проснулся в час ночи и уже не засыпал до конца первого игрового дня. Чтобы акклиматизация прошла быстрее, хорошо хотя бы раз в день заниматься в зале, это помогает прочистить мозги и сохранять концентрацию.

Каждый день проходит по-разному, утром я либо хожу на раскатки, либо остаюсь в отеле и провожу встречи с разными людьми. С кем именно – секрет. Потом приезжаю на арену, после матчей стараюсь поздороваться с тренерами, с другими людьми. Так что занимаю себя по максимуму, чтобы сделать побольше дел.

— Голова не кружится от такой работы? На Sochi Hockey Open два матча в день, но на некоторых турнирах бывает и по три.— Надо правильно организовывать свою работу. Два матча в день – необычный формат, на чемпионатах мира, например, их три, приезжаешь на арену минимум за час до первой игры, изучаешь составы, готовишься, во время игры наблюдаешь за игроками. Каждый матч надо «закрывать», потому что если дела накапливаются, голова на самом деле может пойти кругом.

«Лень, глупость и наркотики вещи, которые точно отпугнут меня от игрока»

— Какие параметры вы учитываете, может, у вас есть специальная табличка?— Все клубы работают по-разному. Я смотрю матчи, общаюсь с людьми, которые знают игроков, — их партнёрами, тренерами, членами семьи, друзьями, агентами, собираю информацию. Предпочитаю не таблицы, а точное описание качеств игрока. Затем скауты собираются, мы шлифуем нашу оценку и принимаем решение.

— Почему клубы НХЛ иногда спрашивают глупые вопросы перед драфтом?— Каждая команда старается понять, что это за игрок, получить максимум информации. Я таких вопросов не задаю, для меня самое важное – поведение игрока на льду, в раздевалке, во время встреч и в обычной жизни. Оценка поведения гораздо важнее оценки слов.

— Что заставит вас думать, что этот игрок вам точно не подходит?— У меня три пункта. Первый – лень, ленивому не хватит энергии для НХЛ. Второй – глупость, когда игрок принимает неправильные решения в жизни, а рано или поздно – в игре. Третий – наркотики. Все ищут быстрых, умных, габаритных, командных ребят с боевым настроем. Тех, кто делает других лучше, кто может здорово сыграть, кто становится чемпионом. Сейчас, в эпоху потолка зарплат, в НХЛ все делают упор на планирование. Обычно лучшие игроки получают немного больше, если меняют клуб, и очень тяжело построить чемпионскую команду, подписывая свободных агентов. Лучшие команды строятся через драфт, а затем через правильные обмены. Так игроки растут вместе, а если только всех покупать, тяжело наладить химию. Эта система создана в Северной Америке не просто так, я знаю, потому что успел поиграть и до потолка зарплат, и после. В НХЛ очень сложно подписать за разумную цену свободного агента, который сделает лучше первое звено или первую пару обороны. Обычно таким переплачивают.

— Вы весь год в разъездах? Отпуск есть?— Я был в отпуске две недели в середине июля, потом начал просматривать потенциальных свободных агентов. Мы в клубе проводим встречи, собрания, ездим на разные турниры. График командировок у нас очень напряжённый. Я живу в Детройте, но в прошлом году провёл 171 ночь в отелях, а за год до этого – 165 ночей.

— От скаутов других клубов вы всё держите в секрете?— Об игроках мы друг с другом обычно не говорим, больше о жизни, командировках, о том, куда поедем дальше. У каждого клуба разные правила, где-то запрещают говорить об игроках, где-то не против этого. В «Детройте» стараются не распространяться об игроках и в то же время собрать как можно больше информации.

«Дацюк и Панарин примеры тех, кого клубы НХЛ не замечали несколько лет»

— «Детройт» задрафтовал Кадейкина пять лет назад, но вы всё ещё владеете правами на него?— Почти у всех хоккейных федераций в Европе есть соглашения с НХЛ, у России и Швейцарии его нет. Кадейкина я знаю с тех пор, как его задрафтовали. Он ни разу не приезжал в наши летние лагеря развития, в которых игроки узнают побольше о «Ред Уингз». Но я виделся с ним пару раз в Москве. Прошлый сезон был для него лучшим в карьере, он наконец-то попал в сборную России, здорово проявил себя на Евротуре. Он был хорошим игроком для сборной, если он продолжит прогрессировать, возможно, у него появятся мысли о Северной Америке.

— Павла Дацюка выбралии очень поздно, в шестом раунде. В нынешних реалиях можно проглядеть такого игрока?— Это случается намного реже, потому что ещё никогда скаутинговый охват не был таким глубоким. Это связано и с тем, что путешествовать стало проще и комфортнее, чем 20 лет назад, плюс многие матчи можно смотреть по видео. И в клубах НХЛ теперь работает больше скаутов.

Но всё равно такие случаи бывают. Дацюк не только был задрафтован в шестом раунде, он был задрафтован на два года позже. То есть никто из 28 клубов (столько было в НХЛ в то время) его не выбрал, и на следующий год тоже, а затем «Детройт» выбрал его в шестом раунде.

Я Павла очень хорошо знаю, мы жили вместе в «Детройте», вместе выросли в этой организации, нас задрафтовали в один год. Ещё когда я работал в развитии игроков, то часто приводил его в пример ребятам. Обычно он самый умный игрок на льду, он понимает, как играет противник, как его переиграть, как сделать партнёров лучше, понимает, над чем ему надо работать и постоянно становится лучше. Даже в СКА он был не только самым возрастным, но и самым работящим. Это показатель характера. Дацюк – идеальный пример игрока, которого проглядели в 18-19 лет, и не только на драфте, но и в сборной России. А 20 лет спустя он был капитаном сборной на Олимпиаде и выиграл золото. Он – великолепный пример для подражания для тех, кто никогда не сдаётся, всегда работает, умён, окружает себя правильными людьми. Когда Павел приехал в «Детройт», там играли Фёдоров, Ларионов, Айзерман, Шэнахан, Бретт Холл, Робитайл, Челиос, Лидстрём… Он был окружён суперзвёздами, почти не знал языка. Другой бы испугался, а у него всё получилось.

imageПанарин должен стать легендой Нью-Йорка. Он самый дорогой русский в НХЛВ новом клубе Артемия видят в роли главной звезды и лидера, который поможет им выиграть.

Последнее время все говорят о Панарине, это ещё один отличный пример игрока, которого в НХЛ не замечали несколько лет. Он становился лучше, раскрылся в более позднем возрасте и стал тем, кто он есть сейчас. Но будут и другие такие.

Думаю, сейчас в КХЛ есть несколько ребят, которые в будущем станут отличными игроками НХЛ.

Read more https://www.championat.com/hockey/article-3821637-direktor-po-ocenke-igrokov-detrojta---o-tom-kak-rabotajut-skauty-v-nhl.html

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.